Историческая реконструкция является не только интересным, но и полезным делом для людей любого возраста, считает Алексей Михайлов, инженер из Подольска. Он начал заниматься ей еще в подростковом возрасте. Увлечение занимало практически все свободное время – еженедельно на выходных он пропадал в подольском клубе «Княжество», где тренировался с другими ребятами, изучал исторические источники, создавал предметы средневекового быта и разнообразное оружие в мастерской, а на одном из исторических фестивалей Алексей встретил и будущую супругу.

– Наверное, каждое хобби может увести человека от реальности, если только он сам это допустит, но для меня реконструкция – это пространство, в котором приятно бывать, а потом возвращаться в обычную реальность, – рассказывает Алексей. – Я пришел заниматься в клуб в 2006 году, когда направление западноевропейского рыцарства Нормандии только зарождалось. На тот момент был только оцифрован гобелен из Байё конца XI века – памятник средневекового искусства, представляющий вышивку по льняному полотну со сценами подготовки нормандского завоевания Англии и битвы при Гастингсе. Позже в распоряжение нашего клуба попали более полные изобразительные источники, относящиеся к XI веку.

Из-за пандемии планы клуба сильно поменялись – фестивали были перенесены либо отменены. Участники клуба «Княжество» не падают духом, после встречи Нового года они планируют провести мероприятие на Масленицу, где покажут бои, проведут мастер-классы и конкурсы для детей

Мы можем реконструировать быт, одежду, музыкальные инструменты, доспехи и оружие того времени, но воссоздать уклад и обычаи того времени трудно. Мы все равно думаем, как люди XXI века, которые в один клик могут получить всю информацию об истории человечества в телефоне. В прошлые века люди могли целую жизнь прожить в одном поселении, куда не доходили никакие новости.

За последние годы уровень исторической реконструкции сильно вырос. Все зарубежные гости-реконструкторы, приезжающие на фестивали в Россию из Венгрии, Польши, Финляндии, Израиля и даже Австралии, отмечают наш серьезный подход к делу.

Сколько стоит?

Честно говоря, я потратил много денег на свое увлечение – только материал для одного плаща обошелся в 16000 рублей, не считая работы. Минимальный комплект, чтобы начать заниматься реконструкцией и ездить на фестивали, – это не очень дорого, думаю, около 10000 рублей: будет шлем, щит, топор и костюм. Можно многое сделать самому, но, например, сплести кольчугу – это очень долго и дорого. Мы приглашаем всех желающих от 16 лет стать частью сообщества исторических реконструкторов Большого Подольска! На странице клуба «Княжество» Вконтакте  можно узнать всю подробную информацию, участие бесплатное.

Синяки и ссадины раннего средневековья

В реконструкции раннего средневековья очень мало людей, которые пытаются во время битвы намеренно покалечить человека. Однако некоторые все равно бьют, не задумываясь, с размаху. И несколько раз я тоже получал травмы.

На фестивалях есть специальный комитет маршалов, контролирующий ход сражения. Особенно рьяных участников битв осаживают или вообще выводят из боя за агрессивную работу. Кстати, голова реконструктора – это самая защищенная часть. Удар по голове в шлеме – намного безопасней, чем удар по коленке, локтю или попадание в ключицу. Бывали случаи, когда я специально наносил слабые удары, видя, что человек открылся с незащищенной стороны. Категорически нельзя бить в шею, пах и лицо. Маршалы это строго отслеживают.

За все время участия в реконструкции у меня было около пяти щитов. Последний я обтянул кожей, и он стал тяжелее и прочнее. Кольчуга, шлем, мечи – все мое имущество хранится в клубе. Трудно беречь вещи, по которым все время кто-то бьет. У меня особенное отношение есть только к мечу.

Перемешаться и побрататься

Когда две стороны сражаются достаточно долго друг против друга, на протяжении 3-6 сходок, люди начинают злиться по-настоящему. И как правило, воины из проигрывающей стороны начинают вести себя более агрессивно.

Существует несколько приемов, чтобы избежать накала страстей. Один метод – это когда строи перемешивают, и тогда твой одноклубник может оказаться напротив тебя в роли соперника. Ты же не будешь другу, с которым ешь из одного котла, наносить тяжелые травмы. И тогда люди уже работают менее агрессивно. И второй прием – братание после сходок. Люди кладут оружие, щиты на землю, бегут и обнимают друг друга. Неоднократно мы замечали, что братания очень помогают разрядить обстановку. Многие извиняются потом за ожесточение в схватке.

Наиболее популярными эпохами для исторической реконструкции являются: античность, средневековье (VII–XV вв.), наполеоновские войны, Первая мировая война, Вторая мировая война

Утром просыпаешься в шатре, начинаешь готовить завтрак: нужно разжечь костер, если остались угли с вечера – раздуть их, докинув хвороста, а если потухли, то развести заново, используя кресало. Иногда мы зажигаем и спичками. Не думаю, что это злостное нарушение, хотя, конечно, нужно стремиться к аутентизму.

Больше всего умиляет, когда идешь по лагерю и видишь двух бородатых мужиков в возрасте около 40 лет, болтающих: «Я в этом сезоне пошил рубаху из Виборга, там такие швы, что я замучился шить ее».

Кино эпохи прошлого

Любое историческое кино – это попытка увидеть историю, поразмышлять. Когда выходит очередной исторический фильм, я с интересом смотрю и анализирую, как режиссер справился с задачей.

Наибольшее распространение движение исторической реконструкции получило в кругу людей, увлекающихся историей. Реконструкция – это процесс воссоздания материальной или духовной культуры определенной исторической эпохи и региона либо воспроизведение исторического события (например, Битва при Гастингсе – сражение между англосаксонской армией короля Гарольда Годвинсона и войсками нормандского герцога Вильгельма)

Мне нравится советский фильм «И на камнях растут деревья», там правильно изображен скандинавский шлем из Гьёрмундбю, который в простонародье называется «Сова». Радуюсь, когда вижу клепаные кольчуги – это признак того, что режиссеры явно консультировались с экспертами.

Противоположный пример для меня – это фильм «Викинг», визуальный ряд которого вызывает отторжение практически у всех специалистов по материальной культуре средневековья. В фильме присутствует большое количество анахронизмов в вооружении, доспехах, одежде и внешнем виде персонажей, а также прямые ошибки и неточности в постановке боевых сцен.

Газета «Местные вести» № 1 от 15 января 2021
Александра Солнцева
Фото из архива Алексея Михайлова