Илья Давыдов на испытательном полигоне

В главную оружейную мастерскую страны – ЦНИИТОЧМАШ (входит в корпорацию Ростех) потоками устремились подольские школьники, к которым сейчас присматриваются инженеры и кураторы предприятия.

МЕДИАЦЕНТР — 31 октября, ПОДОЛЬСК — Те, кто изъявит жгучее желание посвятить свою жизнь разработке и испытаниям стрелкового оружия, а также пушек, пистолетов и пулеметов, имеют шанс получить целевое направление от НИИ в ведущие вузы страны – на бюджетное отделение. По словам руководителя отдела управления персоналом института Елены Прокоповой, число таких желающих с каждым годом неуклонно растет. С последней партией школьников на полигон НИИ прибыл и журналист «Местных вестей».

От пустынной жары до арктического холода

На полигоне нас встретил начальник отдела натурных испытаний и исследований стрелково-пушечного вооружения Илья Давыдов. И благосклонно согласился дать интервью.

– Илья, говорят, испытательная база института – уникальная в мире?

– Это действительно так. Только у нас проводятся все виды испытаний оружия – от климатических до баллистических и механических. Также на полигоне тестируются все боеприпасы к ним, а также экипировка военнослужащих. С момента создания испытательной базы института здесь были проведены более тысячи образцов стрелкового оружия и боеприпасов. Сто пятьдесят из них в результате были приняты на вооружение.

– Вы тестируете исключительно оружие?

– Не только. Здесь изучаются аэродинамические и баллистические характеристики пули.

– Говорят, у вас здесь для оружия «включают» и Сахару, и Антарктиду…

– Правильно говорят. Для изучения характеристик безотказности оружия в нашем климатическом корпусе в специальных камерах имитируются разнообразные экстремальные условия – холод, жара, дождь, пыль, грязь, жаркая пустыня, лютый холод. Это называется «комбинированные условия». Сначала оружие пылится, потом его помещают под дождь, после чего насухую, без смазки, чистят, и снова погружают в пыль. И вот после всей этой климатической прелести тот же автомат Калашникова должен выдержать более тысячи выстрелов. Неудивительно, что он и сейчас считается самым надежным стрелковым оружием в мире.

– А вы продаете оружие за рубеж?

– Я же, кроме всего прочего, начальник государственного демонстрационно-испытательного центра Рособоронэкспорта. В 1996 году в институте был создан отдел внешнеэкономической деятельности. И уже через два года поставки нашей продукции за рубеж стали регулярными. По заказу Рособоронэкспорта на нашем испытательном центре стали регулярно проходить презентации стрельб из стрелкового оружия и гранатометов. Всего с того времени на полигоне побывало 140 делегаций из 80 стран мира. В итоге объем экспорта вооружения российской оружейной отрасли вырос в десятки раз. Наш институт участвует в крупнейших выставках в Европе, на Ближнем Востоке, в странах Юго-Восточной Азии. Вся российская оборонная отрасль привозит сюда все свои образцы – продемонстрировать потенциальному покупателю. Нам регулярно привозят иностранных заказчиков, для которых здесь устраиваются «смотрины» самых разнообразных видов оружия. У полигона большая площадь – порядка 500 гектар. Это позволяет проводить как натурные (максимально приближенные к боевым условиям) испытания, так и «смотрины» для гостей устраивать.

– А что еще имеется на полигоне?

– Стрельбища с огневыми точками, баллистические лаборатории, закрытые тиры… Много чего есть. Только говорить обо всем нельзя.

– Как часто проходят испытания оружия?

– Да практически каждый день. Какому-то оружию действительно хватает одного дня. А есть образцы, которые месяцами испытывают. Иногда и до года доходит.

– Сколько этапов испытаний проходит стрелковое оружие, прежде чем попасть в войска?

– Сначала его на своих полигонах проверяем мы. Потом его обкатывают на военных полигонах – в рамках государственных испытаний. После чего начинается его армейская эксплуатация. И только после этого начинается массовый выпуск оружия в войска.

– Вы общаетесь напрямую и с конструкторами, и с заказчиками оружия. То есть находитесь на стыке интересов. В этом есть своя специфика?

– Конечно. Мало изготовить опытный образец. Надо еще запустить его в массовое производство. Конструктор ведь думает, что он гений – надо же, какую машину изобрел! А производственники ему говорят: извините¸ господа, не так все просто. Мы это изготовить не можем. Не каждый производственник может в заводских условиях изготовить то, что придумал конструктор. У него элементарно может не оказаться нужных станков для этого. Бывает, что прицел винтовки изготовит одна компания, а само оружие – другая. И получается, что прицел оказывается длиннее приклада. И предварительные испытания на начальном этапе позволяют устранить все эти просчеты и недочеты. Поэтому инженер-испытатель всегда находится на острие вооружения. Он – связующее звено между пользователем и конструктором. Он должен хорошо понимать и описать все чаяния и «хотелки» пользователя, и порой «защитить» от заказчика самого конструктора – объяснить, почему конструктор сделал именно так, а не иначе. Поэтому испытатель – очень информированный человек. Он в курсе всей истории возникновения того или иного вида оружия.

– Не слишком рано вы начинаете привозить к себе детей?

– Раньше школы действительно побаивались привозить к нам школьников. Потом ничего, привыкли. От этого ведь, кроме пользы, никакого вреда. Культура обращения с оружием в России, к сожалению, пока еще слаборазвита. И дети должны к ней приобщаться со школьной скамьи. Они должны знать, что такое оружие, знать, как им пользоваться, и насколько оно опасно.

– Для каких родов войск разрабатывается оружие в вашем НИИ?

– Для самых разных. Практически для всех видов сухопутных войск, флота и спецподразделений. Для воздушно-десантных войск здесь было создано легендарное 120-милллиметровое самоходное артиллерийское оружие «НОНА–С» и боеприпасы к нему. Уже в мае 1979 года НОНА уже стала поступать в части, воюющие в Афганистане. Душманы боялись ее панически – НОНА могла выкашивать целые укрепрайоны. Очень хорошо зарекомендовала себя в Чечне. Для флота здесь был создан корабельный комплекс противовоздушной обороны «Каштан». Чуть позже здесь было разработано 120-миллиметровое самоходное артиллерийское оружие «ВЕНА». Оно применяется в ВДВ при десантировании посадочным способом. Здесь же проходила обкатку боевая машина десанта БМД-2. Она и сегодня составляет основу парка войск. А десять лет назад здесь получил «добро» на эксплуатацию в войсках принципиально новый противотанково-ракетный комплекс с лазерно-лучевой системой управления «Корнет». Эта разработка, между прочим, впоследствии была отмечена Государственной премией.

…В этот момент мимо нас прямо по полигону с урчанием, вздымая грязь, проехала боевая машина десанта. Сердце заныло снова. Когда-то я больше всего в жизни мечтал попасть на службу в «войска дяди Васи» (командующего ВДВ генерал-лейтенанта Василия Филипповича Маргелова – И.М) – «продуваемые всеми ветрами» воздушно-десантные войска. И вдоволь набегаться по лесам и напрыгаться с парашютом. А, может, и повоевать. В конечном счете эта мечта круто изменила всю мою жизнь. Но это – уже совсем другая история.

Газета «Местные вести» № 42 от 30 октября 2020
Игорь Моисеев
Фото Кирилла Шутилина