В этом году исполняется 35 лет с момента проведения в Москве XII Всемирного фестиваля молодежи и студентов (WFYS). На фестиваль, который проходил довольно короткое время – с 27 июля по 3 августа 1985 года – в Москву приехали 26 000 гостей из 157 стран мира. К этому масштабному событию в Советском Союзе выпустили почтовые марки с фестивальной символикой, памятные монеты, громадное количество плакатов и афиш, провели даже специальный тираж государственной лотереи. Открытие состоялось на стадионе «Лужники».

МЕДИАЦЕНТР — 4 июля, ПОДОЛЬСК — В это время я проходил преддипломную практику в газете «Комсомольская правда», в отделе по работе со школьниками «Алый парус». Моим непосредственным начальником оказался Валентин Юмашев, и мое рабочее место поначалу было в его кабинете. Студент журфака МГУ, веселый и энергичный парень, но с грустью в глазах, в одежде спортивного покроя – Юмашев очень подходил, как мне показалось, к должности капитана романтического корабля под алым парусом. Над его рабочим столом «капитана» висела фотография его маленькой прелестной дочки Полины, а рядом со столом, на подоконнике, лежали большие теннисные ракетки.

Юмашев не очень удивился тому факту, что я, студент Литературного института имени М. Горького, решил пройти практику в «Комсомолке». Видимо, догадывался, как непросто молодому литератору опубликовать свои первые произведения, а кормить семью надо.

27 июля в Москве начался настоящий фестивальный бум под лозунгом «За антиимпериалистическую солидарность, мир и дружбу». Не знаю, как отнеслись к лозунгу гости, но их собралось больше двадцати тысяч. В редакцию «Комсомольской правды» стали поступать – по мешку в день – письма читателей и особенно юных читательниц, которые непременно желали познакомиться с представителями зарубежного студенчества. В газете спешно открыли «Фестивальный пресс-центр», в который временно перевели и меня.

Мы читали письма, сортировали их и отправляли по гостиницам, где жили молодые иностранцы. Первые мешки с письмами у нас там приняли с радостным энтузиазмом. Через два дня руководители иностранных делегаций строго попросили, чтобы больше такую объемную корреспонденцию им не доставляли. И мешки начали скапливаться в нашем отделе.

Несмотря на то, что ежедневно телевидение давало прямые эфиры с мероприятий и по 4-й программе постоянно шло вещание информационного канала фестиваля, советским людям этого было недостаточно. Тысячи и тысячи молодых и не только молодых людей мечтали обменяться сувенирами с гостями и, конечно, попасть на многочисленные концерты.

С большим трудом мы держали телефонную оборону. Вопросы от звонивших людей были самые разные, но в основном касались культурной программы и мест дислокации гостей. Вот три типичных вопроса, которые мы слышали из телефонной трубки каждые пять-десять минут: «В какой гостинице разместились гости из Индии?» (из Германии, Италии и т.д.), «Где пройдет гала-концерт с участием звезд эстрады?» и «Не разбилась ли на машине Алла Пугачева?». Телефон не умолкал ни на мгновенье. Особенно много было поклонников индийской культуры (видимо, повлиял индийский кинематограф). Может, чуть меньше было корреспонденции и звонков по делегациям таких стран как Франция, Куба, Италия, Греция…

В эти дни в ЦПКиО имени М. Горького шла программа «Международный парк искусств», где выступали художественные коллективы национальных делегаций. Мастера политической песни выступали на главной арене универсального спортивного зала «Дружба». А на ВДНХ шумел базар сувениров, сделанных молодежью из ГДР и Венгрии, ГДР, Анголы…

В отделах самой редакции «Комсомольской правды» невозможно было никого поймать: журналисты мотались по Москве, появляясь в редакции лишь чтобы сдать рукописи. Создавалось впечатление, что газета делается где-то на улице, между ВДНХ и спорткомплексом «Олимпийский». Помню, в редакцию стремительно заходит невысокий, скромно одетый человек с напряженным лицом: журналист Валерий Хилтунен, легендарный Хил. С беломориной в зубах, он усаживается за письменный стол почти в дверях кабинета и начинает рьяно строчить на пишущей машинке.

– В номер работает, – говорит Валентин Юмашев уважительно и поясняет мне, что за Хилом не нужно редактировать: статью опубликуют сразу.

В культурную программу фестиваля постоянно вносились коррективы, данные быстро устаревали. Вскоре мы перестали не только читать письма, но даже сортировать их – так завалили нас корреспонденцией. Выполнять приходилось и разовые поручения редакции, например, съездить на киностудию им. Горького и отвезти куда-нибудь фильм, рок-оперу Алексея Рыбникова и Павла Грушко «Звезда и смерть Хоакина Мурьетты», снятую по мотивам драматической кантаты чилийского поэта Пабло Неруды.

Прошло много лет с тех пор, но иногда вспоминается этот фестивальный пресс-центр «Комсомолки», лица усталых журналистов, к вечеру уже словно автоматически отвечающих на бесконечно повторяющиеся вопросы: «Где сейчас президент олимпийского комитета Хуан Самаранч?», «Дин Риду можно передать от нашей семьи привет?», «Какую концертную площадку выбрала Лариса Долина?», «А Валерий Леонтьев в гала-концерте поет или отдельно?», «Машину времени» не отменили?», «А где «Земляне», «Земляне»-то где!?»…

Газета «Местные вести» № 25 от 3 июля 2020
Сергей Грачев
фото из архива автора