Подольчане перед поступлением в военные училища: Антонов, Сапожников, Хозяинов, Вертелин

Много десятилетий прошло со дня Победы в Великой Отечественной войне над гитлеровской Германией. Сменились поколения и эпохи, но время не властно над памятью о том трагическом и героическом времени.

Буду писать о войне постоянно

МЕДИАЦЕНТР — 25 октября, ПОДОЛЬСК — Всего за годы Великой Отечественной войны подольским и краснопахорским военкоматами на фронт были направлены сорок тысяч человек. Семнадцать тысяч воинов не вернулось. Следует вспомнить, что в 1940 году население Подольска составляло всего 72 000 человек.

Мой дед с женой и детьми перед войной жил в одном из двух двухэтажных домов барачного типа, располагавшихся напротив входа в Подольскую городскую больницу. В доме было восемь коммунальных квартир, в каждой коммуналке проживало по четыре семьи. В 1941 году почти все мужчины ушли на фронт, домой с войны вернулись двое, в том числе и мой дед.

Вот что писал в дневнике о первом дне войны – о «дождливом воскресенье» – Сережа Суслов, за 5 дней до этого сдавший последний школьный экзамен в 10-б классе 1-й средней подольской школы: «…Сообщение о войне застало нас в парке. Гуляли с Шурой Пономаревым, одноклассником, под дождем, услышали последние известия. Были от громкоговорителя далеко, я предложил подойти поближе… Город, как вспышкой пороха, возбужден, лица обострились, разговоры об одном, о добровольной записи в армию. Что же, в добрый путь! Завтра на медкомиссии, перед врачами постараюсь скрыть свои дефекты – хроническое воспаление горла. Скажу, вчера простудился, они поверят. Душа горит, кто-то уже сражается, как двоюродный брат Митюха; накануне получили от него письмо – его часть на границе в Брест-Литовской области… Мама тоже хочет срочно пойти на фронт врачом».

«Всю оставшуюся в городе молодёжь, достигшую 16 лет, мобилизовали на строительство оборонительных укреплений, – вспоминал старожил Подольска В. Чагин. Город опустел. На проспекте им. Кагановича (проспект Ленина) между магазином «Гастроном» и зданием горисполкома была сооружена из бревен засыпная баррикада, перегораживающая улицу, с проделанными в ней бойницами. В середине баррикады был оставлен проезд для транспорта. Рядом с дорогой стояли противотанковые «ежи», которыми, при необходимости, можно было загородить проезд. Вдоль Симферопольского и Варшавского шоссе тут и там были сделаны лунки для установки мин… И, несмотря на сложную военную обстановку, в городе работал кинотеатр «Художественный». В нем демонстрировался только что вышедший на экраны фильм «Свинарка и пастух».

В июле 1941 года из подольчан был сформирован батальон народного ополчения, впоследствии влившийся в дивизию народного ополчения Кировского района Москвы.
Подольск спешно готовился к обороне. В районе деревни Сальково строился еще один мост через Пахру, укрепляли левый берег реки – «срывали» землю, насыпали бруствер, рыли окопы. Газета «Московская правда» в 1941 году писала о том, что Подольск превратился «в город-крепость, закрывшую один из дальних южных подступов к Москве».

Осенью 1941 года Сережа Суслов в дневнике пишет, с какой гордостью один из его друзей рассказывал о своем поступлении в ПАУ – Подольское артиллерийское училище.

«…Черный «мессершмитт» уходил в сторону завода имени Калинина, – пишет С. Суслов 6 октября. – Я спустился вниз, во двор. В дверях подъезда стоял сторож Григорий. Он кивнул на воронку от бомбы во дворе. Я удивился, что воронка была именно у нас, метрах в десяти от дома, в засаженном кустами смородины огородике. Бомба была невелика, весом в 50 килограммов. Рядом, в детском садике, упала другая бомба, между военным грузовиком и коровой, которая паслась у забора… Третья бомба наделала самый большой вред, взорвавшись между деревянным бараком и дезинфекционным отделением детского учреждения, в бомбоубежище, где укрывались маршировавшие четверть часа назад ополченцы. Я был в валенках без калош, и все равно полез по грязи к щелям. Первый, кого вытащили, раскопав завал, был жив. Взяв рабочего под руку, отвели к грузовику, он упал, крича, что ничего не слышит. Второй мужчина, изуродованный бревнами настила, был мертв… Самолеты, их было два или три, не улетали…». Сергея Михайловича Суслова призвали в армию 6 ноября 1941 года. 21 января 1942 года у села Архангельское он получил первое ранение. Лечился в подольском госпитале. Затем – опять фронт. В письме от 27 июня 1943 г. он пишет: «Живу по-прежнему. Недавно взяли языка и взорвали противотанковой гранатой немецкую канцелярию с восемью фрицами, а девятого срезали автоматом. Своих потерь не имели – это главное. Сегодня ходил на речку, выстирал обмундирование. Читал Пушкина и сейчас читаю его лирику…». С.М. Суслов вернулся домой в 1945 году.

Фрагменты истории

22 октября 1941 года в 14 часов во время воздушного налета немецких бомбардировщиков Ю-88 бомбардировке подверглись не только улицы, цеха Подольского механического завода и завода имени Орджоникидзе; одна из бомб упала вблизи моста через Пахру – во двор городского военкомата, где в тот момент находились призывники и провожавшие их родственники. Эта 250-килограммовая бомба убила более 150 человек.

Возмездие ждало нацистских летчиков. Заместитель командира эскадрильи 177-го истребительного авиационного полка, дислоцированного на аэродроме в Дубровицах, Виктор Талалихин сбил в боях шесть самолетов противника и одним из первых применил ночной таран. 27 октября 1941 года в воздушном бою около Подольска погиб Герой Советского Союза Виктор Талалихин. Незадолго до этого, 12 октября 1941 года, по постановлению Государственного комитета обороны, город включили в главный оборонительный рубеж Московской зоны обороны.

На улицах Подольска продолжали возводить противотанковые заграждения и баррикады. У пятиэтажного дома на Стрелке (пл. Ленина), где начинался проспект Кагановича (Б. Серпуховская), врыли в землю железные балки и между ними установили листы брони.

С начала войны и до ее последних дней в Подольске действовали четыре военных госпиталя.

Жители города получали по 300 граммов хлеба в день на человека, по рабочей карточке – 400 граммов. В начале войны в магазинах отоваривали карточки за два дня вперед. Многие подольчане эвакуировались. В воспоминаниях о своем детстве Галина Данилина пишет, как уезжала ее семья из Подольска в Барнаул: «Мы должны были выехать 21 октября из деревни Лукошкино. В то время машины по Варшавке шли непрерывно днем и ночью сплошным потоком. Мы уезжали на рабочей «коробочке», которая привезла рабочих с завода домой. До дома на Красную горку мы добрались уже затемно, а утром я оказалась дома одна: папа и брат ушли на завод, а мама – «в город», в магазин, надеясь перед отъездом получить какие-то продукты по карточкам… У всех продовольственных магазинов стояли тысячные очереди – люди старались получить хлеб и муку перед отъездом. Выдавали сразу на десять дней – «на декаду»…
К ноябрю 1941 года был эвакуирован из Подольска Машиностроительный завод им. Орджоникидзе, выпускавший бронекорпуса для танков Т-40 и штурмовиков Ил-2. На его месте был развернут номерной завод по производству противотанковых ежей, лопат, бронепаровозов. 1 января 1942 года работники этого завода передали воинам 43-й армии бронепоезд «Подольский рабочий».

В советские войска из Подольска и Подольского района поставлялись техника и боеприпасы, предметы фронтового обихода и продукты питания. Подольчане оказали фронту неоценимую помощь. Из подвигов советских солдат и офицеров, тружеников тыла, и, конечно, подвигов наших земляков-подольчан, сложилась Великая Победа над нацистской Германией.

Газета «Местные вести» № 41 от 23 октября 2020
Сергей Грачёв