Заслуженный мастер спорта по легкой атлетике Юлия Гущина судила состязания на военно-спортивной игре «Наследники Победы», которая прошла в спорткомплексе «Труд» этой осенью. И в перерывах между стартами героиня Пекинской и Лондонской олимпиад любезно согласилась дать интервью корреспонденту «МВ» Игорю Моисееву.

МЕДИАЦЕНТР — 25 октября, ПОДОЛЬСК — – Юлия Александровна, как вы пришли в легкую атлетику?

– Я любила бегать с самого детства – сначала наперегонки со сверстниками в садике, во дворе, потом в школе. Я всегда хотела быть самой первой, самой быстрой и самой ловкой. На уроках физкультуры обгоняла мальчишек нашего класса. Меня приняли в школу олимпийского резерва в Ростове-на-Дону, где я жила, и уже в восьмом классе участвовала в соревнованиях вместе со взрослыми атлетами, уступая им самую малость. Потом подросла и стала бегать быстрее всех.

Упорство, труд и сила воли

– Для того чтобы профессионально заниматься легкой атлетикой, нужны какие-то особые данные?

– Конечно, есть люди, словно созданные для легкой атлетики. У них хорошая и правильна осанка, эластичные мышцы, способные спрогрессировать, «взорваться» в нужный момент. Но я знаю очень много спортсменов, которые добивались высоких результатов за счет своего труда и упорства.

– Где и когда вы получили свою первую золотую медаль?

– Это было в 2002 году, на чемпионате мира среди юниоров, который проходил на Ямайке, в городе Кингстон. Мы туда летели очень долго и провели там почти два месяца. Мы были молодые, наивные и не понимали, куда попали и почему. Тем не менее там наша команда заняла призовое место. В следующем году мы выступали на чемпионате мира среди молодежи в Польше, в городе Быдгощ, потом была Америка, Италия, Япония. Пришлось объехать полмира.

– Вы начинали со ста метров…

– Да, я – спринтер. После ста метров перешла на двести. Чуть позже на четыреста – это длинный спринт, самая тяжелая дистанция. У меня – крепатурная мышечная система, и разгоняться было очень тяжело.

Профессиональный спорт – это труд, труд и еще раз труд, который съедает все твое время

– Как часто вас посещала мысль об уходе из большого спорта?

– Эти мысли приходят всегда, как только тебя начинают посещать травмы или когда возникает застой в результатах. К сожалению, это практически неизбежно. В олимпийский год ты ставишь на кон весь свой талант, силы и умение. Как результат – перегруз организма: в какой-то момент он дает сбой.

В эконом-режиме

– И каковы были планы после Пекина?

– Став олимпийской чемпионкой, я думала, что достигла пика карьеры. Но через какое-то время мною овладело беспокойство: снова замерцали амбиции. Я сказала себе: «Если займу призовое место на Олимпиаде-2012, со спокойной душой уйду из спорта». Что и произошло.

— Вы часто бываете в Подольске, что вас связывает с городским округом?

— Я живу не так далеко, в Вороново, раньше эта была земля подольская, до того момента как ее присоединили к Новой Москве. Сейчас в Подольске я тренирую детей, а также взрослых, которые хотят пробежать марафонскую дистанцию без травм, – и таких немало.

– Тяжело в наше время подготовить чемпиона?

– В нынешней ситуации подготовить чемпионов чрезвычайно сложно. Сейчас, к сожалению, никто не хочет бегать. Даже мои дети (у Юлии два сына – прим. авт.) ленятся заниматься спортом. Это огорчает.

– Сами продолжаете заниматься спортом?

– Нет, большой спорт в моей жизни закончился. Достаточно. Я ведь в спорт пришла в десять лет, и прожила в нем более двадцати. Это сказалось на здоровье – периодически болит спина, колени. Сейчас я ушла в своеобразный эконом-режим. Могу показать детям те или иные упражнения, поиграть с ними в спортивную игру, но не более того.

Газета «Местные вести» № 41 от 23 октября 2020
Игорь Моисеев