Любой взрыв неблагополучия в семье автоматически засасывает в эпицентр проблем самых восприимчивых ее членов, а следовательно, самых ранимых, невольных участников – детей.

– Одним из первых индикаторов неблагополучия в семье, а также перегибов или искажений в воспитании ребенка является порой кажущийся неожиданным его уход из дома, зачастую в ночное время и надолго, – комментирует ситуацию начальник управления по делам несовершеннолетних администрации Городского округа Подольск, заместитель председателя комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Татьяна Кулагина.

Ночуют в подъездах

При этом реакция родителей на такое событие оказывается неоднозначной. Для некоторых это становится настоящей трагедией, и они прибегают к любым средствам, чтобы найти своего ребенка и вернуть его в семью. И справедливо, потому что для ушедшего велик риск оказаться в тяжелой ситуации.

Другие же родители считают, что если ребенок ушел из дома, то это для него будет наказанием. А дети ночуют в подъездах, неблагополучных домах, на теплотрассах.

Если случилось, что ребенок внезапно ушел из дома, родители должны задуматься, как о причинах, так и о последствиях.

В минувшем году в нашем округе было зарегистрировано 22 ухода детей и подростков из семей: 6 – возрасте от 10 до 14 лет, остальные – в возрасте от 15 до 18 лет. В основном уходили дети из обычных, внешне благополучных семей, и чаще это были девочки.

Почему?

Для старшей возрастной категории несовершеннолетних, осознающих себя более самостоятельными, на первом месте стоит непонимание со стороны родителей их отношений с противоположным полом. Мама и папа запрещали общаться с мальчиком или девочкой. И назло родителям дети уходили из семей.

Вторая причина – разные взгляды на способы и методы получения образования у родителей и детей.

И третья, самая распространенная причина, общая для всех детских возрастных категорий, – когда родители находятся в состоянии развода или уже разведены и за этой проблемой забывают о детях. А дети интуитивно настроены против разводов. Они уходят из дома с убеждением, что таким образом сподвигнут родителей объединиться в поисках ребенка.

Самовольные уходы из дома упускаются из поля зрения пап и мам в силу занятости работой. Одну ночь ребенок не ночевал дома, вторую. И начинается бродяжничество. Дети не возвращаются в семьи. После 18-летия и родители, и комиссии по делам несовершеннолетних становятся бессильными совладать с такими «детьми», в итоге общество получает бродяг и бомжей.

Так, например, две девочки, домашние и благополучные, ушли из дома жить к своим друзьям. И как они сами сказали, «чтобы заставить отца задуматься о его поведении». К сожалению, ситуацию в семье это не изменило, а только добавило нервозности в отношения между отцом и матерью.

Привыкнуть трудно

Еще один важный момент – приемные семьи. Дети очень долго привыкают к приемным семьям. К примеру, был случай, когда 11-летний ребенок ушел из приемной семьи. Его вернули. А 14-летний подросток после самовольного ухода из дома попал под влияние улицы: сначала ему предложили покурить, позже случилась кража, потом еще одна – и покатился по наклонной. В итоге подросток совершил уже несколько уголовных преступлений. После того как ребенок был найден, возвращаться в приемную семью он уже не захотел.

СЦР – не выход

Найденных детей сначала помещают в больницу, где с ними работают психологи и неврологи, а потом начинается процедура отчуждения от семьи. И бывает очень трудно ребенка возвратить в семью. Родители часто до конца не осознают, когда надо проявить мягкость – идут на конфликт. Ты не хочешь жить дома, значит, живи в социально- реабилитационном центре. И как ни странно, многим подросткам нравится жить в СРЦ! Там они получают образование в близлежащих школах. По идее СРЦ должны способствовать тому, чтобы после реабилитации, которая длится от шести месяцев до года, ребенок возвращался в семью. Но на деле так происходит не всегда…

Газета «Местные вести» № 15 от 23 апреля 2021
Андрей Князев