Евгений Богородский и верный конь по кличке Агат

Среди наших земляков встречаются люди поистине удивительной судьбы. К ним смело можно отнести жителя поселка МИС профессионального конного каскадера Евгения Богородского. Евгений Артемович не просто каскадер. Он – гуру конного спорта. За сорок с лишним лет своей кинематографической биографии он снялся в нескольких сотнях картин, где исполнял самые разнообразные и головокружительные конные трюки.

МЕДИАЦЕНТР — 7 ноября, ПОДОЛЬСК — Он падал с лошадей, взрывался вместе с ними, опрокидывался с каретами, повозками и тачанками, улетал под откос и в пропасть, падал с мостов в реку, джигитовал и волочился по земле вслед за летящим во весь опор конем.

Он и сейчас, будучи пенсионером, сидит в седле – и в прямом, и в переносном смысле. В конноспортивном клубе «Вереск» деревни Валищево у него есть конь по кличке Агат – на котором каскадер продолжает оттачивать мастерство. У Богородского масса творческих планов. Он полон сил, энергии, надежд и фонтанирует идеями.

В поисках ветра

– Я, можно сказать, вырос на коне и рядом с конями, – рассказывает Евгений Артемович. – Мой отец всю жизнь с перерывом на войну (он фронтовик) выводил азово-черноморскую, донскую и буденновскую породы лошадей. Он много лет был бригадиром элитного маточного табуна на военном конном заводе имени Фрунзе. Очень ответственная, кстати, должность. Завод располагался на берегу реки Маныч – исконно казачьи места, где жили все мои предки.

Сам Евгений заниматься конным спортом начал еще до армии – на ростовском ипподроме. Его первым учителем был легендарный наездник Валентин Горелкин – чемпион Европы и многократный чемпион СССР по конному троеборью. В армии Евгений, по его же словам, «приобщился к железкам» – турнику, штанге и гирям. После службы выполнил норматив кандидата в мастера спорта по тяжелой атлетике.

В июне 1978 в Сальск, где проживал в то время Евгений, на конный завод имени Буденного приехала съемочная группа «из самой Москвы». Здесь проходили съемки приключенческого фильма «Ищи ветра». Руководил группой режиссер Владимир Любомудров. По сценарию фильма страсти разгорались вокруг элитного табуна, который отступающие белогвардейцы хотели извести, чтобы лошади не достались Советам, а красноармейцы – наоборот, спасти. В фильме было много конно-трюковых сцен – скачки, погони и перестрелки на конях, прыжки и падения с лошадей и бричек на полном скаку.

– В первые дни съемок постановщиком сцен был знаменитый каскадер Усен Кудайбергенов, – вспоминает Богородский. – Как-то раз он выехал в степь и на полном скаку продемонстрировал актерам умопомрачительные трюки джигитовки. Я тогда глаз не мог от него отвести. Вот бы мне так научиться!

Любомудров, лично ставивший трюковые сцены, заприметил невысокого местного крепыша, который умело управлялся с конями. Парня решили проверить «на слабо» – дали ему самого норовистого коня – сумеешь объездить? Евгений не раздумывая впрыгнул в седло. Конь очертя голову рванул в степь, высоко подбрасывая ноги, пытаясь стряхнуть со спины нежеланного наездника. Через минуту галопа всадник и лошадь скрылись за линией горизонта. Любомудров потом признавался, что в голову ему лезли самые черные мысли. «Лежит где-нибудь в степи паренек либо со сломанным позвоночником, либо с переломанными костями, а конь неподалеку мирно травку щиплет», – такие сумрачные мысли мерцали в голове режиссера.

А через пятнадцать минут всадник и конь вернулись в конюшню. Конь вел себя на удивление послушно, сам же Богородский сидел в седле, как влитой, «с высоты своего положения» невозмутимо посматривая на «экзаменаторов». Фильм сняли. Съемочная группа начала сворачиваться.

– А что, для меня эта сказка теперь закончилась навсегда? – чуть не со слезами спросил Богородский у режиссера перед расставанием. Тот задумался. Рисковый местный паренек был явно ему симпатичен.

– Я постараюсь что-то сделать для тебя, – пообещал он.

А еще через пару недель в Сальск на имя Богродского из Москвы пришла телеграмма. Его официально приглашали в группу конных каскадеров, работающих в картине Станислава Ростоцкого «Эскадрон гусар летучих».

И с этого момента для Евгения Богородского началась совсем другая жизнь.

Не избегая падений

Каскадер Богородский работал практически на всех киностудиях Советского Союза – от киностудии Довженко до Таллинфильма. Учился своему непростому ремеслу Богородский у самых известных каскадеров-конников страны – Петра Тимофеева, Усена Кудайбергенова, Ирбека и Мухтарбека Кантемировых. Снимался с ними в самых рискованных конно-трюковых эпизодах. Что ни кино, то событие – «Ищи ветра», «Первая Конная», «Эскадрон гусар летучих», «Тарас Бульба», «Год дракона», «В начале славных дел», «Легенда о Коловрате», «Тихий Дон», «Цена сокровищ». Все трюки каскадеры придумывали вместе с режиссером, разрабатывали и готовили сами. Среди них была масса оригинальных, которые никто не повторил до сих пор.

Богородский до сих пор помнит, как в Казахстане падал вместе с конем в бурную горную реку. Высота падения – почти двадцать метров. По сюжету каскадера, игравшего китайского воина, восставшие уйгуры сбрасывали с моста в речку вместе с конем. Когда всадник и лошадь стремительно вошли в воду, операторы чуть не поседели – им показалось, что конь накрыл собой каскадера.

– Намокший халат, как камень, потянул на дно, – вспоминает Евгений Артемович. – Пришлось от него избавляться. Сапоги тоже сорвало с ног сильным течением. К тому же сам я влетел в локальный местный водоворот. Началась яростная борьба за жизнь с бурной водной стихией. Выныриваю – глядь, а конь мой на берегу уже мирно травку щиплет. У него, в отличие от меня, этот трюк прошел как по маслу.

Набравшись опыта и заматерев, Богородский при помощи своего «крестного отца» Любомудрова создал группу «Казаки-каскадеры». Фирменным знаком группы стало шоу с одноименным названием. Базировалась группа на территории конно-спортивного комплекса «Битца».

В творческой биографии Богородского хватало и травм, и потрясений, и шрамов, и больничных палат. Но в самые страшные периоды его жизни всегда рядом с ним верный ангел-хранитель – его жена Наташа. Она и спасала, и выхаживала, дежурила сутками возле его постели и снова возвращала мужа к жизни. Она всегда мечтала о том, чтобы муж нашел себе более спокойную работу. Но, придя в себя, каскадер снова рвался в конюшню и на съемочную площадку.

«Место конной силы»

Подольский округ в глазах знатоков конного спорта и любителей лошадей давно имеет репутацию «места конной силы». В округе действуют десятки конноспортивных клубов и комплексов. На базе конноспортивного комплекса «Фаворит» чуть не ежемесячно проходят областные и зональные чемпионаты и турниры. В «Фаворите» же возродился и получил путевку в жизнь уникальный и зрелищный вид конного спорта – казачья джигитовка. Крестным отцом современной джигитовки стал директор комплекса Владимир Головатюк. Здесь же располагается широко известный в конных кругах комплекс «Престиж», где преподают тренеры высшей квалификации.

В Валищево к знаменитому Артемычу (так называют Богородского ученики) регулярно приезжают на мастер-классы любители и ценители джигитовки и конных трюков из Москвы и области.

– Надо обязательно передавать молодежи то мастерство, которое пришло ко мне от наставников и тренеров, – убежден сам Богородский. – У меня есть один 12-летний ученик с «говорящей» казачьей фамилией Матвей Каледин. Настоящая восходящая звезда. Я смотрю на него и вспоминаю себя молодого – как пробовал джигитовать по молодости в наших сальских степях.

Два сына Богородского – Константин и Алексей – тоже пошли по отцовским стопам. Оба – опытные наездники, оба работают с конями. Старший стал ветеринарным врачом, младший – профессиональным каскадером. Так что традиции не умирают. И пока живы такие, как Артемыч, все его ученики и наследники, российское кино будет по-прежнему обогащаться новыми трюками. И эти трюки, как и прежде, будут делать для наших зрителей новые «настоящие герои».

Газета «Местные вести» № 43 от 6 ноября 2020
Игорь Моисеев
Фото из архива Евгения Богородского