Сегодня мы публикуем воспоминания Николая Ивановича Меркулова, который в 1941 году защищал Москву, будучи курсантом Подольского артиллерийского училища. Из стен училища курсанты шли сразу на передовую, где сражались с нацистами не на жизнь, а на смерть. В ходе тяжелых оборонительных боев курсанты уничтожили до 5 тысяч вражеских солдат и офицеров, подбили около 100 танков, но сами понесли страшные потери: более 2,5 тысячи наших бойцов пали смертью героев. Ценой огромных жертв и невероятных усилий курсанты на две недели смогли остановить наступление противника.

МЕДИАЦЕНТР — 5 октября, ПОДОЛЬСК — Николай Иванович прошел всю войну, 4 апреля 1945 года был тяжело ранен и контужен при штурме Кенигсберга.

Всю мирную жизнь он посвятил увековечению памяти подольских курсантов. Ветеран занимался открытием памятника курсантам в Саранске (откуда прибыла в училище их немалая группа), музеев школ Обнинска, Подольска, созданием экспозиции в музее «Оборона города Москвы». Николай Иванович не оставлял своего дела, выполнил его до конца. Ветерана не стало в 2013 году.

20 июня 1941 года мне исполнилось 18 лет, а через два дня началась война.

В нашей деревне Николаевка Липецкой области здоровых мужчин тут же мобилизовали на фронт, а я ходил по деревне с опущенной головой, так как было совестно смотреть в лица женщин, у которых мужья и сыновья уже воевали с фашистами.

Несколько раз обращался в райвоенкомат, просил добровольцем отправить меня на фронт, но мне отвечали на это:

– Не до тебя сейчас! Придет время – заберем и направим, куда следует.

Наконец, 8 июля военкомат направил меня в Подольское артиллерийское училище. Так, с 10 июля 1941 года я стал курсантом 7-й батареи ПАУ. За шесть месяцев из нас должны были сделать командиров взводов – младших лейтенантов.

5 октября 1941 года – этот день у нас, курсантов – ветеранов войны, остался в памяти до конца жизни. Было воскресенье, день солнечный и удивительно теплый. С утра, помню, мы убрали конюшню и почистили коней. К курсантам приехали из ближайших городов и сел на встречу родственники и товарищи.

В обед слышу команду дневального по батарее:

– Меркулов! На проходную, к тебе брат приехал.

От радости я бросился к выходу из казармы, бегу по территории училища и вдруг из репродуктора слышу суровый голос:

– Объявляется боевая тревога!

Так, не повидавшись с братом, поздним вечером я убыл с училищем под город Малоярославец на Ильинский оборонительный участок.

С братом я так и не встретился больше. Он погиб в 1944 году при освобождении города Витебска.

Две недели курсанты подольских пехотного и артиллерийского училищ вели тяжелые оборонительные бои под Малоярославцем.

Противотанковых пушек было мало, поэтому часть курсантов-артиллеристов воевали как пехотинцы с карабинами, винтовками и ручными пулеметами. И мне довелось быть и артиллеристом, и пехотинцем.

Несколько раз ходили в разведку за Медынь, а передовой отряд с боями, отходя из-под Юхнова от рубежа к рубежу, на пятый день вышел на основной Ильинский рубеж обороны и соединился с главными силами подольских военных училищ.

Под Ильинским по нескольку раз в день мы испытывали бомбежки с воздуха.

Курсанты мужественно и стойко отражали вражеские атаки пехоты и танков. Мы несли большие потери. Без сна и горячей пищи курсанты яростно отбивали атаки наседавшего, во много раз превосходящего численно и лучше вооруженного, противника.

О том, как мужественно курсанты дрались, расскажу на примере своего взвода.

11 октября, во второй половине дня, после бомбежки и обстрела артиллерийским и минометным огнем наших позиций, фашисты с лесной опушки пошли в атаку. Они шли нагло, во весь рост, сильный вели огонь из автоматов и при этом громко кричали: «Русь, ком, хенде хох! Русь, ком, хенде хох!» Этот сплошной крик и призывы сдаваться в плен звучали в наших ушах, как отвратительный собачий лай: «Гав! Гав! Гав!».

Мы не отвечали, прижавшись к брустверу траншеи. Рядом со мной лежали командир отделения Дима Гладких из-под Курска, пулеметчик, высокий и худой Вася Сереженко, юркий Боря Рудаков, Родин Георгий, Илюша Клаз и другие ребята.

Когда цепь гитлеровцев подошла к нам близко, раздалась команда:

– По фашистским гадам, огонь!

Застрочил пулемет Сереженко, залпом ударили из карабинов, в противника полетели гранаты.

Фашисты от неожиданности споткнулись, смешались, опешили, а взвод бросился на них в контратаку.

– За Родину! За Москву! Ура! – Дружно кричали курсанты.

Враг не выдержал такого натиска и в панике побежал назад к лесу, оставляя на поле боя убитых и тяжелораненых.

А мы после боя еще уверенней стали чувствовать себя. И хотя фашисты были лучше нас вооружены, курсанты – «красные юнкера», как они нас тогда называли, – дрались ожесточенно, не щадя сил и самой жизни.

Особенно мне запомнился бой пушкарей с вражескими танками, когда колонна, обойдя с фланга, оказалась в нашем тылу на Варшавском шоссе и с тыла, по шоссе от Малоярославца, неожиданно атаковала наши позиции на Ильинском рубеже.

Сначала мы приняли их за свои танки, которые идут на подмогу к нам, так как на переднем танке развевался большой красный флаг, а когда увидели кресты на бортах танков, то поняли, что это фашисты.

Бой был тяжелым, но скоротечным. В этом сражении были уничтожены все 14 танков противника. Особенно отличился расчет Юры Добрынина из взвода лейтенанта Ирадиона Мусеридзе, который из своего орудия подбил шесть танков и два бронетранспортера.

Наград нам тогда не давали, не до нас было. Не получил награду и Юра Добрынин, и его расчет за этот бой, но дрались курсанты с фашистами как настоящие герои.

Там же, на Ильинском рубеже, курсанты впервые встретились с «катюшей». Однажды, под вечер, неожиданно для нас через наши позиции полетели огненно-хвостатые снаряды в сторону гитлеровцев. От такого удара обезумевший противник побросал свои окопы и в панике бежал в разные стороны. Тогда мы еще не знали, что у нас появилось грозное ракетное оружие, и только позднее, когда стал офицером, я близко познакомился с ним.

«Нет, не победят они нас, – подумал я тогда, – не победят никогда!»

В боях под Малоярославцем погибли почти все курсанты подольских военных училищ. Они отдали свои юные жизни во имя Родины, но защитили от врага Москву на Малоярославском направлении. Вечная им Слава, героям-подольчанам!

В дальнейшем, после окончания военного училища, мне пришлось офицером сражаться на Карельском, 2-м и 3-м Белорусских фронтах, увидеть и пережить многое, трижды был ранен и контужен. Но первый бой под Москвой в октябре 1941 года оставил в памяти моей самые сильные и глубокие впечатления и душевные переживания.

Сейчас, имея всестороннюю информацию о роли подольских курсантов в защите Москвы, следует сделать вывод: своим мужеством, отвагой, массовым героизмом и самопожертвованием подольские курсанты вместе с частями 43-й армии сорвали гитлеровский план молниеносного захвата Москвы.

Они выиграли драгоценное время, позволившее нашему Верховному командованию подтянуть резервы из глубины страны в самые трудные для Москвы дни.

И, наконец, подольские курсанты дали возможность нашим войскам создать прочную оборону на реке Нара и вновь возродить Западный фронт.

Газета «Местные вести» №41 от 4 октября 2019
Воспоминания Николая Меркулова
курсанта 7 батареи ПАУ, почетного гражданина города Подольска
передала 
Людмила Толстухина
Фото Владимира Лычагина